You are viewing mendelbookinist

Previous Entry | Next Entry


Из великих фортепианных композиторов XIX века, которых было и не так много, именно Шуман кажется мне наиболее безнадежным романтиком. Для меня его музыка - сердцевина романтизма, с бурными эмоциями, метаниями, разочарованиями, отчаянным пафосом самовыражения. Хотя нужно признать, что поздний Шуман в своей фортепианной музыке, довольно малоизвестной, сильно отдалился от манеры письма его молодости. В ранние же годы он писал умопомрачительные по накалу страстей произведения, среди которых и знаменитые Симфонические этюды. Музыка, быть может, не столь сложна с интеллектуальной точки зрения, но кровь романтического сердца питает ее буквально в каждой ноте, не говоря уже о виртуозной грандиозности цикла, производящей колоссальное впечатление. Под таковым находился и Чайковский, когда писал фортепианную партию для финальной вариации своего Трио, ибо сходство с заключительным этюдом едва ли может быть случайным. Под таковым нахожусь и я, слушая эту музыку. Возможно, я не так люблю ее, как Детские сцены или Виолончельный концерт, однако она, несомненно, волнует меня, оказывая сильное воздействие.

Мне известно много исполнений Симфэтюдов, однако в этой музыке мое сердце всегда принадлежало  Владимиру Софроницкому, замечательному интерпретатору романтической музыки, находящемуся на одном пьедестале с Альфредом Корто. К слову сказать, это одна из его самых качественных записей. Играя этот цикл, Софроницкий не боится ничего - словно музыка была написана именно для него.

Как-то я сравнивал его исполнение с одной из записей Эмиля Гилельса. Мне показалось, что у Гилельса, при всех несомненных достоинствах его исполнения, драматические события разворачиваются снаружи, на глазах у слушателя, прямо как если бы он видел перед собой битву войск, извержения вулканов, приближение цунами и другие сцены. Отшлифованные, отполированные и отточенные до фортепианного блеска монументальность и масштабность создаваемых Гилельсом образов просто располагают к подобным эпическим сравнениям.

У Софроницкого же весь накал страстей происходит внутри, в его сердце, которое буквально горит от интенсивности внутреннего напряжения и внутренней концентрации. Софроницкий играет Этюды так, будто это последнее, что ему суждено сыграть в жизни, будто он отчаянно хочет спасти мир своим "последним" словом, как писал о нем В. Афанасьев, и понимает, что другой возможности у него не будет. Иными словами, создается ощущение, что музыкант играет словно "без кожи", не пальцами, а голым нервом, без остатка отдавая себя стихии музыки, которая отвечает ему полной взаимностью.

Такого слитного взаимоединства между музыкой и музыкантом я больше не чувствовал ни одного пианиста, игравшего этот шумановский цикл. Страсть, самоотверженность, благородство, горение, порыв - всех этих слов, как по отдельности, так и вместе, не хватит, чтобы описать всю мощь и красоту игры Софроницкого. И при этом монументальность в его исполнении не исчезает - просто она приобретает иное, личностное значение, поражающее воображение тем, на какие свершения способен человеческий дух здесь-и-сейчас. Но эта мятежная страсть обречена на самосожжение, от нее останется только горячий пепел, как только стихнут звуки музыки, тогда как монументальное исполнение Гилельса создаст в воображении цельное, завершенное, эпическое полотно, что само по себе тоже замечательно, конечно же. Однако именно в исполнении Софроницкого Симфэтюды стали одним из самых больших потрясений в моей жизни, и каждый раз, слушая их заново, я снова и снова становлюсь свидетелем рождения и самосожжения этой уникальной и всепоглощающей страсти. И, кроме того, именно так я всегда представлял себе внутренний мир композитора, написавшего эту музыку.

Вот и получается, что у Гилельса - Этюды Симфонические, а Софроницкого - Этюды Софронические, как он сам их в шутку и называл. Но при этом, несомненно, шуманические.
 

Comments

( 5 comments — Leave a comment )
abel
Jul. 18th, 2011 05:38 am (UTC)
В Трио Чайковского ДВЕ части: вторая как раз и есть вариации, в которых особо выделена огромная финальная, написанная в сонатной форме. И исполнители часто играют ее с купюрами, вырезая разработку.
mendelbookinist
Jul. 18th, 2011 05:45 am (UTC)
Пардон, я уже разобрался и хотел исправить. Мое сравнение касается финальной вариации.
mike_dusk
Jul. 22nd, 2011 08:50 am (UTC)
Между прочим, Чайковский инструменртовал финал "Этюдов" для симфонического оркестра. Недавно мне попалась запись этой транскрипции в исполнении Рикардо Шайи. Интересно, что в таком виде музыка Шумана звучит так, как-будто сам Чайковский ее и написал.
vintagecd
Aug. 5th, 2011 01:00 pm (UTC)
Gilels vs. Sofronitskiy
Уважаю обоих пианистов,хотя по технике игры и лучшему репертуару они сильно отличаютса и я это для себя учитываю.Софроницкий романтик с ему одному присущим гипнотическим стилем игры,а Гилельс технократ в хорошем смысле этого слова.
mendelbookinist
Aug. 5th, 2011 06:53 pm (UTC)
Главное, что у обоих есть выдающиеся записи. )
( 5 comments — Leave a comment )

Profile

mendelbookinist
mendelbookinist

Latest Month

October 2014
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Tags

Powered by LiveJournal.com